Причины колонизации Дальнего Востока царской Россией

Причины колонизации Дальнего Востока царской Россией

Заключение.

Список литературы.

Введение. Я выбрала данную тему, преследуя цель подробнее узнать о причинах освоения и заселения Дальнего Востока. Для меня эта тема актуальна на сегодняшний день, так как я выросла и живу на Дальнем Востоке и очень люблю свою малую родину за её красоту. Для раскрытия этой темы я использовала исследования как московских учёных, так и хабаровских.

Наибольшую пользу я извлекла из учебно-методического пособия под редакцией Т.Я. Иконниковой «Очерки истории родного края». Начало XVII века было трагичным для России. Одно страшное несчастье следовало за другим. Голод 1601-1603гг. буквально выкосил население сёл и городов.

Крестьянская война, польско-шведская оккупация вконец разорили русскую землю. Но с восхождением на престол М.Ю. Романова началось медленное, многотрудное, но возрождение Российского государства. Много лет, сил и жизней потребовала русская дальневосточная эпопея. Что же так манило русских первопроходцев на далёкий восток? Возобновилось заселение восточных окраин (Среднего Поволжья, Приуралья, Западной Сибири), отстраивались и росли города, развивались промышленность и торговля. Всё это вызвало потребность в поиске новых источников сырья, в отличие от западно-вропейских государств, выходов в моря и океаны (за исключением северного Архангельского порта на Белом море), не имевшая своего военного и торгового флота, не могла решать экономические проблемы путём захвата колоний в Африке, Юго-Восточной Азии и Америке. Взоры российских предпринимателей и чиновников обратились на восток, на необъятные просторы, таившие в себе неисчислимые природные богатства.

Потребности в новых товарах и полезных ископаемых.

Продвижение русских на восток стало закономерным результатом экономического возвышения России во второй трети XVII в.

Определяющим в этом процессе стало развитие товарно-денежных отношений.

Пушнина, которой был богат Дальний Восток, требовалась не только царской казне, она способствовала росту доходов купцов и промысловиков-добытчиков.

Якутскую администрацию интересовало наличие хлеба. Хлеб.

Земледелием население Восточной Сибири не занималось, и хлеб приходилось завозить из Западной Сибири и даже из-за Урала.

Проблема была вполне серьёзной. Хлеб был дороже золота, поэтому участники походов в Приамурье обязаны были проводить «опыты» по определению урожайности, сообщая результаты в Якутск и Москву, что земля годна для хлебопашества.

Русские землепроходцы неоднократно пытались заниматься хлебопашеством на вновь открытых дальневосточных землях.

Однако в большинстве случаев они терпели неудачу: северные почвы оказались малопригодными для выращивания хлеба.

Только самые южные районы, расположенные в верхнем и среднем течении Амура, были удобны для ведения сельского хозяйства.

Соболь. Потребность в драгоценной пушнине определялась не только развитием товаро-денежных отношений в стране (складывался единый всероссийский рынок), но и необходимостью укрепления её экономики, подорванной интервенцией польско-литовских и шведских феодалов, султанской Турции и Крымского ханства.

Разорительным было и страшное Смутное время.

Государство только начало возрождаться, набирая силу, и ему нужны были денежные средства.

Соболь соперничал с золотом. Его пушнина была основной валютой при заморской торговле. Русь поставляла меха почти для всего мира.

Соболь вёл промышленников (промысловиков), казаков, охочих людей на север и восток, заставляя открывать и осваивать новые земли.

Следовательно не слепое бескорыстие и не простое любопытство двигало этими людьми.

Каждый стремился поправить своё материальное положение, добыть здесь пушнину или, как её тогда называли, «мягкое золото», «мягкую рухлядь». Получение в казну ясака (дани) «мягкой рухлядью» с коренных жителей, а также десятой части добычи звероловов было главное заботой властей.

Доходы государства от соболиного промысла были достаточно велики. Не на эти ли «соболиные» деньги содержалась армия, заслонявшая западные и южные рубежи государства? Рыба.

Богатые рыбой реки, озёра и прибрежные морские воды способствовали развитию рыбного промысла.

Долгое время для служилых и «охочих» людей рыба оставалась едва ли не основным продуктом питания, особенно зимой. Е. Хабаров писал об этом в 1652 г.: «И жили холопы государевы служивые и вольные охочие казаки в том городе зиму, а кормились мы казаки во всю зиму в Ачанском городе рыбою». В своих отчётах о разведанных местах землепроходцы обязательно указывали, какая река какой рыбой богата. Они были по-настоящему потрясены рыбным изобилием дальневосточных рек, особенно в период хода лососёвых. «А рыба большая, в Сибири такой нет, - сообщал казак Н.И. Колобов, - по их языку кумжа, голец, кета, горбуня, столько де её множество, только неводь запустить и с рыбою никак не выволочь. А река быстрая и ту рыбу в той реке быстредью убивает и вымётывает на берег, и по берегу её лежит много, что дров, и ту лежачую рыбу ест зверь». Испытывая серьёзные трудности при освоении земель, тем не менее, русские переселенцы уже в первые годы жизни здесь достигли немалых успехов, осваивая земли, пригодные для хлебопашества, скотоводства и промыслов.

Важную роль играли торговые люди в хлеботорговле.

Помимо доставки хлеба, они сами заводили пашню. К 1680-м годам в Приамурье била ключом новая жизнь.

Полезные ископаемые.

Велись поиски рудных ископаемых. В начале 70х годов началась опытная эксплуатация свинцовых и серебряных месторождений.

Деньги того времени были серебряными, а открытых месторождений в стране ещё не было и приходилось приобретать серебро за рубежом.

Отсюда рос интерес царской администрации к рассказам о серебряных рудах и соболях далёкой восточной окраины.

Важное значение придавалось поиску соли.

Землепроходцы не только продвигали к океану и к Амуру восточную границу России, но и материально помогали удерживать и западный её рубеж. Гнёт крепостного права.

Значительную роль в освоении Дальнего Востока сыграло русское крестьянство, составлявшее основную массу переселенцев, жаждавших получить избавление от крепостного гнёта землю, свободную от помещика.

Миграционные потоки направлялись на не освоенную ранее землю.

Именно крестьяне – земледельцы сделали Приамурье, как и всю Сибирь, российской землёй с вольнолюбивыми традициями служилых людей и крестьян. Среди прибывших на Дальний Восток переселенцев преобладали крестьяне – 69,1 %, казаков было 0,2 %. В этом движении на восток участвовали крестьяне из 20 губерний и областей Европейской и Азиатской России. Так, население Амурской области увеличилось за счет крестьян из Астраханской, Архангельской, Воронежской, Енисейской, Оренбургской, Пермской, Полтавской, Самарской, Томской, Харьковской губерний и Забайкальской области.

Приморская область пополнялась переселенцами из Астраханской, Воронежской, Вятской, Иркутской, Калужской, Тамбовской, Тобольской и других губерний, а также за счет Амурской и Забайкальской областей.

Крестьянская колонизация принесла в Приамурье более передовые способы ведения хозяйства.

Большинство вновь обретенных владений России, в том числе на востоке, обладало огромным фондом земель для колонизации и одновременно имело весьма редкое население.

Ограниченность людских ресурсов и технических возможностей, а также утвердившееся с середины XVII века крепостное право препятствовали достаточно широкому и свободному расселению жителей, искусственно задерживая их в старинных областях государства. В то же время потребности хозяйственного освоения и обороны присоединенных земель заставляли правительство несколько ослаблять крепостнический курс и в конечном счете признавать перемещения населения, даже самовольные («бегства»). Эти противоречия феодального общества стимулировали миграцию: эксплуатируемые стремились изменить к лучшему условия своего существования путем переселения на новые земли. Этим объясняется вольно-народный характер колонизации восточных окраин. . Отмена крепостного права в России открыла эпоху массовых переселений из европейской части страны в Сибирь и на Дальний Восток, где имелись большие площади для разработки земель и не было помещичьего землевладения. 26 марта 1861 г. решением российского правительства Амурская и Приморская области были объявлены открытыми для заселения «крестьянами, не имеющими земли, и предприимчивыми людьми всех сословий, желающими переселиться за свой счет». Переселенцам отводился в бесплатное пользование участок земли до 100 десятин на каждое семейство. Они навсегда освобождались от подушной подати и на 10 лет - от рекрутской повинности. За плату 3 рубля за десятину поселенцы могли дополнительно приобретать землю в частную собственность. С небольшими изменениями эти Правила действовали до начала ХХ века.

Именно в это сорокалетие, с 1861 по 1900 гг., образовался самый зажиточный слой сельского населения Дальнего Востока России – крестьяне-старожилы. Таким образом, хотя эта территория и оказалась под властью царя его наместников, она так и не узнала крепостного ига.

Крестьяне – труженики предопределили и принципиально иные отношения коренных народов с русскими, чем те, что имели место в колониальной политике европейских держав.

Внешние причины колонизации.

Активное освоение Дальнего Востока Россией началось при Петре I практически сразу после Полтавской победы и окончания Северной войны с заключением мира со Швецией в 1721 году. Петр I интересовался морскими путями в Индию и Китай, распространением влияния России на восточную часть Тихого океана, достижением “незнаемой части” Северной Америки, куда еще не успели добраться французы и англичане.

Великое движение русского народа к побережью Тихого океана и на Амур поощрялось правительством России. Путь в Европу для неё был закрыт – на Балтике и Чёрном море хозяйничали недруги. Надо было искать дорогу на восток. После открытия Сибири русскими землепроходцами встал вопрос об установлении государственной границы.

Граница была необходима для защиты от набегов кочевников, а также от колонизации другими государствами, от бесконтрольной эксплуатации во вновь открытых землях. Число иностранных китобоев в Охотском и Японском морях увеличивалось. Не могли не вызывать тревогу попытки всё более активного проникновения в дальневосточные моря Англии, Франции и США. Правительство России в пятидесятые годы девятнадцатого века возбудила перед Китаем вопрос об разграничении территорий. В 1854 году в Пекин были посланы предложения приступить к переговорам.

Двадцать восьмого мая 1858 года был заключён Айгуньский договор по которому происходило деление дальневосточных областей. Это был очень важный этап в освоении Дальнего востока в целом. Так как теперь любая экспедиция или даже просто переселенцы обязаны были учитывать принадлежность той или иной территории. В итоге Россия получила дополнительные богатства и поселения с которых можно собирать подати.

Исследования же территорий теперь приобретали и аспект разведки полезных ископаемых.

Тенденции мировой колонизации.

Осваивая Дальний Восток, Россия тем самым принимала участие в мировой колонизации. Взор таких крупных держав, как Англии и Франции, был обращён к южным территориям, где природные условия были более благоприятны, нежели на севере. К началу русской колонизации южные страны в большинстве своём были захвачены Европейскими странами, поэтому России оставалось двигаться только на восток и север. Новые русские земли с их неисчерпаемыми богатствами, плодородными почвами и лесами вошли неотъемлемой частью в состав русского государства. Мощь государства заметно увеличилась. «Изумленная Европа, в начале княжения Ивана Третьего, едва ли даже подозревавшая о существовании Московии, зажатой между Литвой и татарами, была ошеломлена появлением огромной империи на восточных своих окраинах». Главное отличие многонациональной России от империй Запада заключалось в том, что своим возникновением она обязана не только и даже, быть может, не столько завоеванию, сколько мирной крестьянской колонизации и добровольному присоединению к ней нерусских народов.

Основные черты крестьянской колонизации сохранялись и в XVI , и в XVII - XIX веках. Ни у одного земледельческого народа, будь то в Поволжье, на берегах Балтики, в Закавказье и Средней Азии, землю не отобрали.. Нигде русские переселенцы не ущемили жизненно важных интересов и кочевого населения. Нигде русская община не напоминает английскую колонию, нигде не держится обособленно - высокомерно по отношению к «туземцам». Повсеместно она органично врастает в окружающую иноплеменную среду, завязывает с ней хозяйственные, дружеские и родственные связи, повсеместно срастаясь с ней, служит связующим звеном между нерусскими и Россией. Не было комплекса «народа-господина», с одной стороны; не было и реакции на него – с другой, а потому вместо стены отчужденности выковывалось звено связи.

Русские переселенцы и администрация в основной своей массе легко устанавливали плодотворные контакты с народами Дальнего Востока.

Недаром противодействие миграции русских было столь ничтожно.

Конфликты с русскими, если они и возникали на первых порах быстро улаживались и не имели тяжелых последствий в виде национальной розни.

Единственным практическим следствием русского присутствия для аборигенов стал ясак (уплата одного-двух соболей в год), который иногородцы понимали как подарок, дань вежливости «белому царю». При огромных пушных ресурсах дань была ничтожна, в то время, попав в списки «ясашных» иногородцев, местный житель получал от центрального правительства твердые гарантии защиты жизни и имущества.

Никакой воевода не имел права казнить «ясашного» иногородца: при любых преступлениях дело посылалось на рассмотрение в Москву, а Москва смертных приговоров аборигенам никогда не утверждала. За считанные десятилетия русский народ освоил колоссальные, хотя и малонаселенные пространства на востоке Евразии, сдерживая при этом агрессию Запада.

Включение в Московское царство огромных территорий осуществлялось не за счет истребления присоединяемых народов или насилия над традициями и верой туземцев, а за счет комплиментарных контактов русских с аборигенами или добровольного перехода народов под руку московского царя. Таким образом, колонизация Дальнего Востока русскими не была похожа ни на истребление североамериканских индейцев англосаксами, ни на работорговлю, осуществлявшуюся французскими и португальскими авантюристами, ни на эксплуатацию яванцев голландскими купцами. А ведь в пору этих «деяний» и англосаксы, и французы, и португальцы, и голландцы уже пережили век Просвещения и гордились своей «цивилизованностью». Заключение. К концу шестидесятых годов девятнадцатого века Дальний восток был уже в значительной мере заселен и освоен выходцами из Сибири и Европейской России.

Значительные успехи были достигнуты в Амурской области, куда устремлялась подавляющая масса переселенцев и где с успехом осваивались плодородные земли Амурско-Зейской равнины. Уже к 1869 году Амурская область сделалась житницей всего Дальневосточного края и не только полностью обеспечивала себя хлебом и овощами, но и имела большие излишки. На территории Приморья удельный вес и численность крестьянского населения в конце девятнадцатого века были меньшими, чем в Амурской области, но и здесь размах поселенцев внушал уважение и признание мужественности первопроходцев.

Численность местных жителей несмотря, а может быть и именно из-за этого резко уменьшилась.

Наладились стабильные торговые отношения с Китаем, что в свою очередь приносило постоянный доход русской казне.

независимая оценка автомобиля для наследства в Твери
оценка для нотариуса в Орле
оценка стоимости недвижимости в Калуге