Комментированное чтение произведения Томаса Гоббса "О гражданине"

Комментированное чтение произведения Томаса Гоббса "О гражданине"

Однако Гоббс в тоже время подчеркивает, что такое сообщество, возникающее ради приобретения славы не может быть ни большим, ни длительным, так как слава, как и почет, основываются на сравнении и превознесении одного над другим. Т.Гоббс считал, что количество полезных благ в этой жизни можно увеличить посредством взаимных услуг, но в гораздо большей степени это достигается благодаря господству над другими, чем благодаря сообществу с ними; поэтому вряд ли кто-либо сомневается в том, что если бы не страх, люди от рождения больше стремились бы к господству, чем к сообществу. Что касается страха и недоверия людей друг к другу, то они проистекают, по Гоббсу, из-за равенства физических и умственных способностей людей. Хотя мы зачастую и наблюдаем, что один человек сильнее или умнее другого, однако если рассмотреть их способности в совокупности, то окажется, что разница между людьми в этом отношении не настолько велика, чтобы тот или иной человек мог рассчитывать на какие-то особые преимущества для себя. Из-за равенства же способностей людей возникает равенство надежд на достижение целей, которые они перед собой ставят. По этой причине, если два человека желают одной и той же вещи, которой при этом не могут обладать вдвоем, они становятся врагами. В самой природе людей заложены причины для соперничества, недоверия и страха, которые приводят к враждебным столкновениям и насильственным действиям, направленным на то, чтобы погубить или покорить других. К этому присоединяются жажда славы и разногласия во мнениях.

Возникает война всех против всех. В ходе такой войны люди употребляют насилие, чтобы подчинить себе других или же в целях самозащиты. Но, так или иначе, каждый является врагом каждого, полагаясь только на собственную силу и ловкость, находчивость и изобретательность.

Подобное состояние всеобщей войны и противоборства трактуется Гоббсом как отсутствие гражданского общества, т. е. государственной организации, государственно-правового регулирования жизни людей. Гоббс не только не идеализировал естественное состояние человечества, а, напротив, подчеркивал, что оно мешает нормальному развитию общественной жизни, отвлекает силы и способности людей от созидательной деятельности. В естественном состоянии, писал Гоббс, нет места трудолюбию, так как никому не гарантированы плоды его труда и даже собственная безопасность.

Понятно, что у людей в таком состоянии отсутствуют всякие стимулы для занятия земледелием и скотоводством, для развития ремесла и торговли. Не могут при таких условиях появиться, естественно, науки и искусства.

Словом, в обществе, где нет государственной организации и управления, царят произвол и бесправие, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна. Важно подчеркнуть, что естественный закон, по Гоббсу, не есть результат соглашения людей, а представляет собой предписание человеческого разума.

Возникает вопрос: если естественный закон есть предписание, или веление разума относительно того, что нужно делать и от чего следует отказываться людям для сохранения своей жизни и здоровья, то откуда в таком случае возникает война всех против всех? Дело в том, что хотя у людей есть прирожденное желание требовать, прежде всего, удовлетворения своих личных интересов, они обладают еще и другим стремлением.

Каждый из них старается избежать смерти и сохранить свою жизнь. Страх смерти, желание не только сохранить свою жизнь, но и сделать ее приятной – таковы, по Гоббсу, чувства, склоняющие людей к миру. Разум же подсказывает людям тот путь, который может обеспечить им мирную жизнь и процветание. Таким велением правового разума и выступает естественный закон, предписывающий людям добиваться мира и согласия.

Комментируя этот закон, Гоббс указывает, что в том случае, если бы каждый человек стремился удержать свое право на все, люди находились бы в состоянии войны. Но так как, согласно первому естественному закону, люди стремятся к миру, то они должны согласиться отказаться от права на все вещи и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим, какую они допустили бы по отношению к себе. Отказ от права совершается, по Гоббсу, или простым отречением от него, или перенесением его на другого человека (или на группу лиц). Важно также отметить, что, согласно Гоббсу, не все права человека могут быть отчуждаемы.

Прежде всего, человек не может отказаться от права защищать свою жизнь и оказывать сопротивление тем, кто нападает на него.

Нельзя также требовать и отказа от права сопротивления насилию, попыткам лишения свободы, заключения в тюрьму и т. п.

Словом, подчеркивает Гоббс, человеку в любом случае должна быть предоставлена гарантия безопасности человеческой личности, иначе теряет всякий смысл отречение или отказ от своих прав. Ведь мотивом и целью такого действия и служит стремление к миру и безопасности Согласно учению Т. Гоббса, соглашение служит делу установления мира лишь постольку, поскольку мы, обязуясь, что-либо совершить или от чего-либо отказаться, придерживаемся своих обязательств; соглашения были бы бесцельными, если бы их не придерживались.

Следовательно, по мысли Гоббса, положение, гласящее, что соглашений нужно придерживаться или не следует обманывать доверие, необходимое для установления мира, является велением естественного закона.

Отчуждение прав может происходить, как уже говорилось, посредством или простого отречения от них, или же перенесением на другое лицо. В том случае, когда договор заключается по поводу того, что относится к будущему, он именуется соглашением.

Соглашения могут заключаться людьми, как под влиянием страха, так и добровольно.

Понятно, что Гоббс отдает предпочтение последнему виду соглашений, а на первое место ставит добровольные соглашения людей относительно установления государства.

Комментируя это утверждение, Гоббс утверждал, что, если бы не соблюдалось такое указание, то тот, кто первым оказывал бы какую-либо услугу, видя, что она бесполезна, поступал бы неразумно. Тогда была бы подорвана основа услуг всякого доверия между людьми, всякая благожелательность исчезла бы, люди не оказывали бы друг другу никакой помощи и никто не сделал бы первой попытки к тому, чтобы пробудить в них благодарность. Но в тоже время Гоббс не считает это нарушением закона, нарушением доверия или соглашений, такое нарушение Т.Гоббс называет неблагодарностью.

Согласно учению Гоббса, в силу естественной необходимости каждый всячески стремится к тому, чтобы обеспечить себе все необходимое для самосохранения. Но в то же время, Гоббс утверждал, что человек не должен присваивать себе то, что для него не является необходимым, ведь для кого-то это необходимо для самосохранения. В результате нарушается состояние мира.

Следовательно, такой человек поступил бы вопреки основному естественному закону. Гоббс утверждает, что веление природы состоит в том, чтобы каждый предупредительно и отзывчиво относился ко всем. Того, кто нарушает этот закон, Гоббс называет невыносимым и обременительным для остальных. Этим указанием Т.Гоббс хотел сказать, что налагать наказания позволительно только с той целью, чтобы исправить самого преступника или чтобы другие люди, устрашенные его наказанием, стали лучше. Гоббс утверждает, что естественный закон велит нам при мщении обращать взор не назад, а вперед.

Нарушение этого закона Гоббс называет жестокостью. Все признаки ненависти и презрения больше всего побуждают людей к ссорам и дракам.

Большинство из них предпочтут скорее потерять жизнь, не говоря уже о мире, чем снести оскорбление. Но так как естественный закон призывает нас к миру и самосохранению, необходимо, по мысли Гоббса, придерживаться этого указания. Гоббс считал, что, если люди по природе равны между собой, то это равенство нужно признать; если же люди неравны, то для поддержания мира, по мнению Т. Гоббса, необходимо считать их равными, потому что иначе они начнут бороться за власть. Этому указанию противоречит гордость. При желании мы можем требовать себе меньше прав, ибо это иногда, по мнению Гоббса, служит доказательством скромности. Но, когда мы должны распределить право между другими, указанный закон запрещает нам быть более расположенными к одному, чем к другому. Ибо тот, кто не соблюдает требования естественного равенства, уделяя одному больше, чем другому, наносит оскорбление тем, кого он обошел. А уже было ранее сказано, что такое оскорбление противоречит естественным законам.

Соблюдение этого указания Гоббс называет справедливостью, а нарушение его – лицеприятием. Для сохранения мира, по мнению Гоббса, необходимо, чтобы обе спорящие стороны согласились обратиться к кому-нибудь третьему и обязали себя взаимными соглашениями подчиниться его решению спорного вопроса. Гоббс считал, что в этом случае не существует иного удовлетворительного выхода.

Резюмируя все естественные законы, Гоббс сводит их к одному общему правилу. Перед нами то «золотое правило» нравственности, которое занимает видное место в истории этики и вошло в моральное сознание широких масс в форме поговорок. Гоббс прямо указывал на родство своего правила, выступающего как обобщение всех естественных законов, с евангельской формулой: «поступай по отношению к другим так, как ты желал бы, чтобы другие поступали по отношению к тебе». Придавая столь большое значение данному моральному требованию и даже характеризуя его как закон всех людей, Гоббс исходит из того, что это требование легко может быть понято и уяснено всеми людьми, даже необразованными и не отличающимися особым умом. К тому же правило удачно сочетает в себе эгоистический принцип, импонирующий каждому человеку от природы, с ограничением эгоистических притязаний людей в их собственных интересах.

Попытка же английского мыслителя утвердить «золотое правило» в качестве универсального нравственного постулата в условиях классового эксплуататорского общество, хотя и была абсолютно утопичной, объективно выражала демократическое по своей сущности представление о равноценности всех людей в нравственном отношении. В характеристике естественных законов Гоббс целиком и полностью оставался на уровне метафизических воззрений.

Морально-правовые требования, выраженные в естественных законах, объявлены им вечными и неизменными. По Гоббсу естественные законы всегда и везде обязывают людей перед внутренним судом, или судом совести, но перед судом внешним не всегда, а только тогда, когда исполнение их не связано с опасностью.

Провозглашая же вечность и неизменность естественных законов, Гоббс исходил из того, что разум остается все тем же: не изменяются ни его цели, которыми остаются самозащита и мир; ни предписываемые им средства. Ибо человек, согласно учению Гоббса, который всеми силами стремится к тому, чтобы все его действия согласовались с указаниями природы, ясно показывает тем самым, что он имеет намерение исполнять все эти законы, а к этому сводится все, к чему нас обязывает наша разумная природа. Тот же, кто исполнил все, что он должен исполнить, по мнению Гоббса, называется справедливым.

Обращая внимание на это высказывание английского философа, свидетельствующее о непоследовательности его атеистических воззрений, надо подчеркнуть вместе с тем, что позиция Гоббса в данном вопросе была отнюдь не идентичной с позицией, которую занимали представители религиозно-идеалистической этики.

Последние исходили из того, что мораль вообще немыслима без религии, так как имеет божественное происхождение, и что абсолютно неизменные принципы нравственности не зависят поэтому ни от человеческих соглашений, ни от воли правителей и законодателей.

Согласно же Гоббсу, естественные законы, являющиеся законами нравственности, выступают как предписания, или повеления, разума. Они исходят, таким образом, из самой человеческой природы и являются божественными лишь в том смысле, что разум дан каждому человеку богом как мерило его действий. Что касается моральных установок Священного писания, то они, хотя и объявлены людям самим богом, могут быть выведены, однако, и независимо от него посредством умозаключений из понятия естественного закона, т. е. опять-таки при помощи разума. Этика Гоббса по существу освобождала мораль от религиозной санкции, подчиняя ее авторитету государственной власти.

Только государство, подчеркивал философ, созданное в целях обеспечения мира и безопасности, в состоянии гарантировать соблюдение естественных законов, придавая им характер гражданских. Тем самым государство становится высшим судьей в вопросах нравственности.

Масштабом могут служить, по Гоббсу, лишь законы, установленные государством. При этом Гоббс подчеркивал, что он имеет в виду не частные законы того или иного конкретного государства, а законы вообще, или гражданские законы.

Последние по своему содержанию совпадают с естественными законами и отличаются от них только тем, что опираются на силу государственной власти.

оценка наследства цена в Белгороде
оценка стоимости акций компании в Москве
кадастровая стоимость в Калуге